Несколько месяцев назад мы столкнулись с характерным случаем для польских предприятий, регистрирующих свое юридическое лицо в виртуальном офисе.  В суде наш клиент, чья компания была оформлена в виртуальном офисе, который был в прямом смысле слова подвалом, не смог получить регистрационный номер плательщика НДС. Компания получила идентификационный номер налогоплательщика NIP, но потом начались проблемы с регистрацией предприятия как плательщика налога с продажи товаров и услуг. Предприятию в выдаче номера отказали.

Приговор суда был основан в основном на четырех аргументах:

— налогоплательщик арендовал помещение в подвале,

— ст. 22 п. 1 регламента Совета ЕС № 904/2010 формирует компетенции налоговой инспекции для проверки достоверности данных в заявке налогоплательщика НДС,

— определение „места регистрации хозяйственной деятельности налогоплательщика”, которое содержится в ст. 10 постановления Rady (UE) nr 282/2011и устанавливает, что эта норма должна быть равнозначна для всех вопросов, связанных с налогом на товары и услуги

— при проверке будет установлено, соответствует ли заявленное помещение, которое указано как юридический адрес предприятия, вышеуказанному положению.

Приговор был все-таки обжалован с указанием на то, что в польском законодательстве нет норм, позволяющих налоговой проверять правдивость данных, предоставленных налогоплательщиком (в частности, в отношении того, соответствует ли заведение статье 10 регламента 282/2011).С мотивацией, что положение ст. 22 п. 1 постановления 904/2010, адресовано государствам-членам ЕС, а не субъектам права, в связи с чем не может являться источником прав и обязанностей в правовом поле, определяющим

рассматриваемый вопрос. Да и самоопределение ст. 10 имеет ограниченное применение, так как само европейское законодательство прямо указывает на то, что это относится только к статье 45 и ст. 46 директивы 2006/112/EC .

Обжалование было сделано для того, чтобы продемонстрировать, что налоговая служба не имеет права проверять, является ли подвал или какое-либо другое помещение подходящим местом для ведения бизнеса. Впрочем, не только подвал, потому что приговор может иметь катастрофические последствия для всех виртуальных офисов в Польше.

Высший Административный Суд в деле I FSK 112/15 поддержал решение суда первой инстанции, указав, что положения ст. 10 Регламента 282/2011 властей в качестве альтернативы могут быть использованы для того, чтобы определить, указала ли компания правильное помещение в качестве места своей хозяйственной деятельности.

Для понимания ст. 44 и 45 директивы 2006/112/EC „место штаб-квартиры экономической деятельности налогоплательщика” — это место, в котором выполняются функции учредительного совета предприятия (п. 1). Для определения места, о котором идет речь в п. 1, принимается во внимание место, в котором принимаются важные решения, касающиеся общего управления предприятием, адрес зарегистрированного офиса компании, и место заседаний совета директоров компании. В случае, если эти критерии не позволяют с полной уверенностью определить место штаб-квартиры экономической деятельности налогоплательщика, решающим критерием является место, в котором принимаются важные решения, касающиеся общего управления предприятием (п. 2). Сам виртуальный адрес не может быть признан местом штаб-квартиры экономической деятельности налогоплательщика (п. 3).

Аргументация суда неоднозначна, поэтому данная статья не должна применяться, и, следовательно, требование к адресу регистрации не может быть истолковано так строго, как хочет этого налоговая.

Какой вывод?

Убедиться, что место регистрации вашего предприятия хотя бы с технической точки зрения соответствует требованиям, например, имеет комнату переговоров. Может быть, сейчас органы не начнут массово отказывать в регистрации НДС при наличии сомнительного места регистрации, но вы должны знать, что теперь они имеют прецедент в судовом порядке для принятия таких решений.